СМИ о нас: «Выйти из семейного тупика»

Кажется, что для них нет чужих детей, как и нет чужих семейных передряг. Фразу «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» активисты этого теперь уже громадного общества понимают иначе и всё-таки стараются деликатно помочь разобраться в проблемах семьям, зашедшим в тупик.

Три года назад в Ангарске зародилась общественная организация «Родители Сибири», которая за это короткое время помогла сотням семей с детьми. Волонтёрами организации стали тысячи людей по всей Иркутской области. Более того, «Родители Сибири» реализовали 12 проектов и программ, направленных на укрепление и поддержку молодых семей. Три из них — благодаря
привлечённым на территорию средствам Фонда президентских грантов. Четвёртый, самый масштабный проект — «Большая перемена-2» — начнёт реализовываться в следующем году. О других итогах трёхлетнего цикла в жизни «Родителей Сибири» мы поговорили с руководителем организации Анной КУЗЬМИНОЙ.

Наш друг — малая авиация 

Впервые Анна близко столкнулась с работой общественных организаций, когда ей самой потребовалась помощь.

— Я сама мама четырёх детей, и мне хорошо знакомы проблемы, с которыми сталкиваются молодые родители, — рассказывает Анна. — В то же время об этих трудностях не принято говорить в обществе. Сложности обычных семей, оказавшихся в кризисе, не столь очевидны, как беда, которую, к примеру, переживает семья ребёнка с ограниченными возможностями. Оттого молодые пары
до сих пор не выделены в социальную группу и зачастую не являются обязательными получателями какой-либо государственной помощи. Поэтому, создавая организацию, я думала о том, чтобы максимально обеспечить вниманием нужды молодых родителей.

— Единомышленники у вас быстро нашлись?

— Честно признаться, поначалу очень переживала, что людям это окажется неинтересно. В голове сверлила мысль: может, я одна считаю важным выбранное направление? Но ещё когда училась в «Университете НКО» и писала пробные проекты, московские коллеги ухватились за тему, уверив меня, что она обязательно «выстрелит». Так и произошло. Сперва меня поддержали
друзья и знакомые — нас тогда было человек пятнадцать. С первого же года нашей работы хорошо заработало сарафанное радио, которое действует до сих пор. Сегодня в группе «Родители Сибири» в Viber уже 670 семей со всей Иркутской области. В наших активностях онлайн участвуют родители из Усольского района, Шелехова, Усть-Илимска… Этот список можно долго продолжать.

Иркутяне по-белому завидуют Ангарску. Например, им бы очень хотелось открыть у себя такие же студии семейного творчества, которые работают в Ресурсном центре поддержки общественных инициатив. Творчества отдельно для детей в регионе полно, но до сих пор в других городах области нет мест, куда бы родитель мог прийти со своим ребёнком и вместе провести время, создавая какую-нибудь красоту, а попутно укрепляя отношения внутри семьи.

Говоря о географии, со своими программами мы объездили практически всю область. Были в самых труднодоступных районах: в Киренске, Усть-Куте, Казачинско-Ленском и Качугском. На выезде наши юристы и психологи работают параллельно с детьми и родителями. Часто за помощью обращаются и местные педагоги, переживающие профессиональное выгорание. По нашему новому проекту «Большая перемена-2» выездных мероприятий в северных районах предусмотрено ещё больше. В идеале на территориях со временем должны появиться семейные клубы, похожие на наш. Мы уже выпустили методическое пособие, «от» и «до» расписав, как организовать их работу. Главное, чтобы на местах были люди, готовые это начать. Клубы хотят организовать в Киренске, Усть-Куте, Саянске. В Бодайбо — тоже: там живёт инициативный мужчина, который даже организовал собственный чат, чтобы делиться с земляками новостями из нашей группы.

Стали осваивать онлайн еще до коронавируса. 

— С какими сложностями сталкиваются молодые семьи?

Прежде всего, с материальными. Как правило, супруги недавно работают и ещё не имеют значительного стажа для хорошей зарплаты. В то же время перед ними встаёт задача решать для семьи жилищный вопрос. Естественно, мы не имеем возможности раздавать людям деньги. Зато мы оказываем широкую поддержку по консультированию в трудных ситуациях. Один поход к юристу или психологу в среднем обходится в полторы тысячи рублей — наши специалисты консультируют бесплатно. По такому же принципу работают и творческие студии. Родителям не нужно тратить деньги на организацию семейного досуга — для них это подспорье. Другая распространённая проблема в том, что молодые родители в силу малого опыта ещё не понимают, как воспитывать ребёнка.
Здесь мы используем различные форматы: школы родителей, онлайн-лекции и многое другое.

— Кстати об онлайне, пандемия сказалась на вашей работе?

— Мы думали, что всё переложить в онлайн не получится, но сейчас видим, что наши мероприятия отлично себя чувствуют в интернет-пространстве. Москвичи даже хвалят наш сайт и черпают оттуда информацию для себя. Конечно, это не заменит личных встреч, но мы максимально расширили возможности своих форматов, которые сохранятся и после пандемии.

Проект «Большая перемена-2» я писала ещё до всех новостей о коронавирусе, но уже понимала, что в нём нужно расширить дистанционные формы поддержки. Например, у нас появится первый среди общественных организаций Прибайкалья образовательный подкаст-канал. Будем приглашать лекторов-экспертов регионального уровня. В онлайн-формате хотим вести и занятия в школе для родителей. Почему это важно? Многие семьи оказываются на ранней стадии кризиса. На этом этапе члены семьи не способны сами заявить о своих проблемах. Вместо этого они молча копят негатив. Если на этом перепутье не поддержать людей, всё может пойти по плохому сценарию. В онлайне мы первыми озвучиваем возможные проблемы и пути их решения. Супруги это слышат, понимают, что об этом можно говорить, и начинают раскрываться перед близкими людьми.

 

Холодильник нашёлся в тот же день

— Вы большое внимание уделяете профилактике. А срочную помощь оказываете?

— Срочная помощь — это, к примеру, проект «#АнгарскPROсемью», с которым мы победили в конкурсе грантов Губернского собрания. Проект помогал взрослым, ограниченным в родительских правах, вернуть своих детей. Это комплексная работа: психологическая и юридическая помощь, наставничество. Каждый шаг к своей цели родители делали под наблюдением наших волонтёров. Когда полгода ведёшь семью и ребёнка, наконец, возвращают, тут и у нас уже слёзы наворачиваются. Сейчас проект уже подошёл к концу. За год нам удалось вернуть в кровную семью 94 малышей.

Из другой срочной помощи — мы проводим сборы продуктов. Вот обратились к нам воспитатели одного детского сада, рассказали, что есть папа, который один воспитывает детей. Ему нужна помощь, но сам он о ней никогда не попросит. Общими силами мы собрали пакеты и передали в детский сад. Ещё дружим со специалистами Центра помощи детям. Они к нам тоже обращаются. Например, в Китое у бабушки с внуками холодильник сломался. Катастрофа. Я кидаю клич в группу. Тут же отзывается один из пап со свободным холодильником и увозит его бабушке. Кровати часто нужны. Одна мама недавно вышла из мест лишения
свободы. Хорошая женщина, просто ошиблась. Чтобы вернуть ребёнка, ей нужно было организовать спальное место. Наши родители помогли.

— В январе вы провели первую встречу «Школы наставников», которая призвана помогать выпускникам интернатов выходить во взрослый мир. Уже есть результаты?

— Студентами «Школы наставников» стали родители наших семей. Люди откликнулись, чтобы индивидуально помогать выпускникам социальных учреждений адаптироваться в мире, где рядом больше нет воспитателей, а еда и электричество в квартире  не появляются сами по себе. Наставник — это не спонсор для ребёнка, а его старший друг, который может помочь советом, с
которым можно просто поболтать по душам. Порой обычный рассказ о том, как ты катался на лыжах или ходил в магазин, может сложить в голове у подопечного недостающие кирпичики в картине мира.

Подготовка наставников — процесс сложный. Психологически не каждый к этому оказывается готов. Но сейчас у нас уже шесть человек прошли обучение и находятся в тесном контакте со своими подопечными. Кстати, школа появилась в рамках «Большой перемены», но изначально её в проекте не было. На необходимость её появления нас, можно сказать, натолкнула жизнь. Интересно, как один проект, который, казалось, уже сформирован у тебя в голове, на практике, будто цветок, раскрывается по-новому, перерастает в нечто большее.

 

Максим Горбачёв,

общественно-политическая газета «Ангарские ведомости», выпуск №56 (1458) от 8 июля 2020 г.

https://angarsk-adm.ru/upload/iblock/f7b/AV_56.pdf

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Send this to a friend